Интерфакс-Казахстан



• Вторник 04 августа 2009

Масштабная оценка сейсмоустойчивости жилья в Алматы не проводилась 30 лет Завлабораторией казахского НИИ сейсмостойкого строительства и архитектуры Анвар ШАПАНОВ: — (…) Алматы застраивался в несколько этапов. Если взять здания различных годов постройки, как бы вы оценили их сейсмостойкость? — Сейсмостойкость современных зданий выше, чем в прежнее время: вырос уровень технического прогресса, произошла модернизация, появились новые материалы и технологии. Новостройки в этом смысле надежнее. Старые здания соответствовали нормативным требованиям, существовавшим в то время.

Нормы в Казахстане менялись несколько раз, СНиПы были 1962 года, 1969-го, 1981-го и нынешний, утвержденный в 2006 году. Соответствуют ли старые здания нынешним требованиям?

Конечно, нет… — … Специалисты КазНИИССА (казахского научно-исследовательского института сейсмостойкого строительства и архитектуры – «ИФ-К») приводили данные, что в городе к сейсмостойким зданиям можно отнести 47%. — … Я бы сказал, что 70 – 80% зданий в Алматы – и старых, и новых – относятся ко второму уровню ответственности. Это значит, что их можно эксплуатировать от 50 до 100 лет. Если не будет землетрясения.

А если будет, то эти здания могут быть повреждены и разрушены в различной степени.

— Когда были последние полномасштабные исследования сейсмостойкости жилого фонда Алматы? — Подобный анализ при участии КазНИИССА делали в советское время, в начале 80-х. Почти 30 лет назад.

Тогда составлялся технический паспорт на каждое здание, производилась оценка технического состояния.

— Почему такие исследования не проводились позднее? — Это же надо каждое здание проверять! Видимо, это связано с финансовыми затратами.

Хотя такая необходимость назрела давно.

(…) — … по территории города проходят пять разломов. Исходя из этого, можно выделить наиболее опасные районы города? — У нас тектонические разломы, в основном, активные. А есть еще и пассивные.

Разломы похожи на разветвление ствола дерева: от каждого крупного разлома идут мелкие.

А их мы как раз и не знаем.

Надо провести исследования, чтобы определить разломы более конкретно.

Но это опять же вопрос денег. Мы пользуемся старыми документами и данными – еще советских времен.

А Земля меняется, двигается, проходят различные процессы.

Этот вопрос давно уже висит и до него никак не дойдут. (…) Вообще по старым советским нормам, когда численность населения в городе достигла миллионного уровня, в Алма-Ате был организован специализированный институт – Алматыгенплан.

Он занимался градостроительными вопросами столицы и прилегающих территорий в радиусе 25 км от границы города. По советским нормам…

плотность населения в нашем городе должна составлять 300 человек на один гектар.

А сейчас у нас эта цифра гораздо выше.

На месте, где по генплану должно стоять пятиэтажное здание, мы строим двадцатиэтажное.

По генплану 70% зданий в Алматы должны быть пятиэтажными, 30% — девятиэтажными. Вот тогда плотность населения будет нормальной, а не около 1500 человек, как сейчас…

— Плотность застройки влияет на сейсмобезопасность? — Эти вещи связаны напрямую. В советское время были так называемые желтые линии, то есть границы, в пределах которых произойдет разрушение здания.

А сейчас они расположены очень близко друг к другу.

И в случае землетрясения получится груда мусора. Будет невозможно провести спасательные работы.

Какие-то здания могут обрушиться, какие-то могут устоять, но проезды будут завалены.

Мы все уплотняемся и уплотняемся, а этого нельзя делать. (…) Надо реанимировать институт Алматыгенплан, чтобы он, как научная и проектная организация, занимался городом Алматы…

у нас нет института вот уже лет 20. И столько же лет никто не следит за застройкой… Москвичи за день могут сделать только одно дело – поехать куда-то и приехать.

Мы идем к тому же. Алматы надо разгрузить, застраивать территорию за его пределами.

План развития пригородной зоны до некоторой степени позволит это сделать. Этот план предусматривает строительство четырех городов – от Алматы до Капшагая.

В каждом городе будет приблизительно по сто тысяч человек населения. (…) — Есть некоторые конструктивные решения для индивидуального сейсмоусиления жилья. Например, стальной каркас для одной комнаты – такой безопасный угол в доме… — Если здание в целом нормальное и сейсмостойкое, то зачем городить в доме клетку?

Тем более что в старых и сейсмоопасных домах площадь маленькая.

А если здание в целом опасное? Хорошо, комната уцелеет, а вокруг все будет завалено – человек просто задохнется.

Я думаю, идея такого каркаса нецелесообразна. — Как будут вести себя при землетрясении типовые здания – кирпичные, крупнопанельные, каркасные? — Кирпичные более подвержены разрушению.

Каркасные с кирпичным наполнением считаются сейсмобезопасными, но они похуже, чем крупнопанельные. Старые 4-этажные здания в старых микрорайонах можно уже сносить, там все заржавело.

А вот 5-и и 9-этажные крупнопанельные дома 158 серии более устойчивые. Причем более поздние 9-этажки в плане безопасности лучше, чем старые 5-этажки.

В самих нормах заложено, что при землетрясении здания будут повреждены, но это будут локальные повреждения, плита на вашу голову не упадет. (…) — … в Алматы осуществляется подземное строительство – метро, подземный торговый центр… — Насколько известно из практики, подземные сооружения переносят землетрясения лучше, чем наземные.

И чем выше сооружение, тем хуже.

Но подземные сооружения могут оказаться заваленными, как оттуда выбраться – уже другой вопрос.

*****Из интервью газете «Свобода слова», 1 июля 2010г. Другие новости рубрики:

См. также: