Прокуратура подогреет интерес к 200-летию Бородинской битвы



• Среда 30 марта 2011

Прокуратура Московской области планирует продолжить дело Можайской районной прокуратуры, вступившейся за музей-заповедник Бородино. По требованию Можайского городского прокурора главе Можайского района пришлось отменить собственные распоряжения о выделении участков в деревне Семеновское. Впрочем, эксперты в области сохранения культурного наследия сообщили, что в России не практикуется сценарий, по которому незаконные постройки на территории музея сносят. Но даже если Бородино в этом случае станет счастливым исключением, его ландшафт уже утерян безвозвратно.

Во вторник, 29 марта, прокуратура Московской области начала проверки на территории военно-исторического музея-заповедника Бородино. В ходе ранее проведенных проверок было установлено, что на территории объекта исторического и культурного наследия федерального значения активно ведутся земляные и строительные работы . В марте прокуратура Московской области провела по этому поводу два совещания. В итоге к концу месяца был выработан план действий, направленных на «нормализацию ситуации». Об этом стало известно 30 марта из сообщения на официальном сайте Генеральной прокуратуры РФ.

К юбилею сражения все готовятся по-своему

«На южной окраине деревни Семеновское складированы бревна, установлен строительный вагончик и снят верхний слой земли. Возле деревни Татариново возведены 3 сруба высотой 1–2 этажа, складированы строительные материалы произведена выемка грунта, имеются признаки разбивки поляны на участки. Перед въездом в деревню Старое Село на огороженной забором территории около 18 га строятся деревянные здания, проложены дороги. В противоположной части деревни в непосредственной близости к береговой линии Можайского водохранилища ведется строительство домов. В 300 м южнее деревни Фомкино огорожена территория около 20 га, местами снят грунт, заложено несколько фундаментов, к территории проложена дорога, перекрываемая шлагбаумом»,— сообщает Генпрокуратура.

Местные власти разрешают жить по соседству с памятникам Источник (с) РИА Новости/Юрий Кавер

После того, как эти нарушения были обнаружены, прокурор Можайска потребовал их устранить. В ответ глава Можайского муниципального района отменил четыре своих постановления о выделении участков в деревне Семеновское.

В марте состоялись два совещания в областной прокуратуре «с участием представителей всех заинтересованных ведомств». Установлен перечень проверочных мероприятий и порядок их проведения. Прокуратура пообещала защитить заповедник.

Одним из самых «заинтересованных» стало ведомство, возглавляемое Виктором Петраковым. Начальник «Росохранкультуры» в середине февраля 2011 года заявлял о том, что Россия может потерять музей в преддверии празднования 200-летия битвы. Петраков, являющийся так же зампредседателя Общественного совета по подготовке к празднику, предупреждал: «Как сводки с мест военных действий, поступают новые сообщения о том, что участки Бородинского поля продаются под коттеджи. Их переводят из категории сельскохозяйственных угодий в категорию земель под дачные строительства. Совсем недавно мы получили письмо от директора Бородинского музея, господина Черепашенца, который пишет, что в районе деревни Криушино планируется строительство сразу двух поселков». Тогда же сообщалось, что прокурорские проверки в районе уже начаты.

На Бородинском поле любят окунаться в историю Источник Сюжет телеканала НТВ

Жизнь на территории музея

Бородино— целый комплекс памятников культуры, куда входят в том числе могилы, обелиски, военно-инженерные сооружения, храм, земляные артиллерийские укрепления обеих армий и многое другое. Земля, на которой побывали и немецкие танки, не меняла своего облика почти 200 лет. В 2007 году музей получил премию ЮНЕСКО за сохранение и управление культурным ландшафтом.

На территории Бородинского музея находятся четыре исторические деревни— сельские поселения, в которых живут люди, но которые вошли в историю битвы, и поэтому как объекты, хранящие память о ней, тоже охраняются законом. По словам зампредседателя совета Московского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Евгения Соседова, аналогов Бородинскому музею море: «Таковы практически все крупные музеи-заповедники— в охранную зону на их территории попадают населенные пункты».

Незаконные строения на территории музея в России, как правило, не снося Источник (с) РИА Новости/Илья Питалев

Однако рядом с домами-потомками начали возникать дома-самозванцы. Для России это не редкость. Аналогов застройки памятников культуры тоже много. Среди самых ярких— примеры Архангельского и Михайловского.

Шансы отстоять музей в подобной ситуации Евгений Соседов оценивает как 50 на 50. «Все зависит от руководства этих организаций и, конечно, от позиции контролирующих органов. К сожалению, часто происходит так, что на то, что уже построено, просто закрывают глаза. Основная борьба идет за то, чтобы не допустить нового строительства»,— отметил эксперт.

Законы и реальность

По закону «Об объектах культурного наследия» памятники истории и культуры нужно сохранять работы на их территории не могут угрожать их разрушению или уничтожению.

Сайт Генпрокуратуры напоминает: «…..проектирование и проведение землеустроительных, земляных, мелиоративных, хозяйственных и иных работ на территории памятника запрещаются. Разрешаются только работы по сохранению памятника, а также хозяйственная деятельность, не нарушающая его целостность и не создающая угрозу их повреждения, разрушения или уничтожения».

Особый статус земель местные власти склонны игнорировать. «Это открытое превышение полномочий происходит везде,— заявляет Евгений Соседов.— Это федеральные земли, земли с особым статусом. Местная власть не замечает этого особого статуса и выделяет земли, дает разрешения на строительства. К сожалению, этого не видят надзорные органы».

По словам Соседова, строительные работы на Бородинском поле велись уже давно. И только после того, как проблему удалось довести до президента, в дело вмешались правоохранительные органы. «Все сейчас дружно занимаются этой проблемой, хотя до этого это много лет происходило, и никакой серьезной реакции не было»,— замечает Соседов.

Если даже в случае с Бородином удастся ликвидировать все незаконно выстроенные дома и заборы, то пострадавший от проложенных дорог общий вид земли восстановить уже не удастся . «Это практически невозможно. Это возможно, но примеров, чтобы сносили на территории усадьбы или музея-заповедника какой-то объект— практически нет таких примеров»,— прокомментировал перспективы музея-заповедника Соседов.

Кого накажут

Люди, уже выстроившие на территории музея свои дома, очень вероятно, не заслуживают обвинений. Как пояснил Соседов, в подобной ситуации они чаще всего даже не знают, что живут на землях с особым статусом. Ведь строить дом может начать далеко не первый покупатель, а информация пропадает на этапе первой покупки.

Люди часто не подозревают, что живут на землях особого статуса Источник (с) РИА Новости/Александр Лыскин

«Как правило, у таких объектов недвижимости очень привлекательная реклама. Там не говорят, что это территория памятника, а говорят „близость», прекрасная экология, возможность пользоваться прогулочными зонами, музейной инфраструктой. То есть всячески идет привлечение покупателя. Да и к тому же, когда они покупают, их зачастую не предупреждают, что это охраняемая земля. Им продали земельный участок, точный кадастр может даже не указываться, они его купили, начали застраивать, и вдруг выясняется, что это охраняемая территория. А местные органы власти не заинтересованы предупреждать покупателя о рисках, об особом статусе этих территорий», замечает эксперт.

Человек не несет взятку, чтобы специально выстроить дом на музейной собственности. «Как правило, крупные проекты осуществляют девелоперы, они, конечно, в курсе всех сложностей, ходят со взятками, пробивают согласования, идут на какие-то ухищрения. Но потом они могут десять раз перепродать, и десятый покупатель, добросовестный человек, просто не подозревает, что это за земля», рассказал он.

В результате вместо тех, кто дает разрешения, в трудной ситуации оказываются владельцы дач.

«Ключевой вопрос— это ответственность местных чиновников. Они распределяют, потом это признается незаконным. Они продолжают распределять и спокойно себя чувствуют, остаются на своих местах»,— недоумевает Соседов.

Требование прокурора и последующая отмена главой Можайского муниципального района своих постановлений может уже считаться успехом. «В лучшем случае все заканчиваются предписанием в адрес главы муниципалитета, которое может быть удовлетворено, может быть не удовлетворено. Часто сходит на нет»,— говорит Соседов.

Следующий этап прокурорских проверок только начинается. Соседов считает, что в случае с Бородином можно надеяться, что «на нет так быстро все не сойдет».

См. также: