Рядом с Эйфелевой башней построят православный храм— "волну"



• Пятница 18 марта 2011

В Париже огласили результаты конкурса по строительству российского культурно-духовного центра, который будет возведен по соседству с Эйфелевой башней. Центр будет построен на деньги российского государства, Российской православной церкви, французских и российских меценатов. Проект будущего центра, в состав которого входит храм, исполнен в достаточно современной манере, которая уже успела вызвать неоднозначную оценку представителей архитектурной общественности.

Будущие авторы российского культурно-духовного центра были выбраны в четверг, 17 марта. Ими стали Общество архитекторов и девелоперов Мануэля Яновского (Франция) и Московское архитектурное бюро «Арх групп» (руководители— Алексей Горяинов и Михаил Крымов).

Как заявил председатель российско-французского жюри, управляющий делами президента РФ Владимир Кожин, окончательная финансовая схема проекта еще не принята и не утверждена. «Но я предполагаю, что будет три источника финансирования. Какая-то часть будет выделена государством, какую-то часть финансирует РПЦ. И мы рассчитываем, что меценаты, безусловно, как русские, так и французские, примут участие в финансировании этого проекта»,— сказал Кожин после объявления победителя конкурса на строительство центра.

За концепцию французского мастера Мануэля Яновского и отечественного объединения «Арх Груп» (Arch Group) единогласно проголосовали все члены отборочной комиссии. Судя по макету, здание будет расположено под стеклянным навесом, а над ним возникнут купола пятиглавого храма. Источник НТВ

В декабре Кожин сообщал, что строительство будет финансироваться из российского бюджета, но отказался назвать предполагаемую стоимость проекта. Не озвучил он ее и сейчас, как не назвал и сроки завершения строительства центра. «Я не могу сказать, когда закончится строительство. Непосредственно работы на месте строительства, предполагается, начнутся с начала следующего (2012) года. С завтрашнего дня компания-победитель начнет работать с заказчиком, работать с архитекторами города Парижа»,— сказал Кожин после объявления победителя конкурса на строительство центра. «Архитектор и все участники называли определенные суммы. Я не думаю, что их стоит называть. Это абсолютно предварительные суммы, которые все подлежат корректировке»,— заявил Кожин.

Храм на Сене В феврале 2010 года Россия выиграла конкурс на покупку участка площадью 4,245 тыс. квадратных метров на набережной Бранли в пяти минутах ходьбы от Эйфелевой башни. На этом участке предстоит построить культурный центр, храм, который будет его доминантой, и семинарию. Застройщиком станет компания Nexity. В декабре 2010 года на сайте управделами президента были опубликованы проекты-финалисты, которые выбрали из 109 присланных на конкурс проектных работ. В итоге во второй финальный тур конкурса вышли десять проектов, из них два российско-французских проекта, четыре российских и четыре французских. В числе 15 членов жюри— восемь представителей России и семь— Франции. В состав жюри вошли, в частности, министры культуры Российской Федерации и Франции Александр Авдеев и Фредерик Миттеран, посол России во Франции Александр Орлов, руководитель управления Московской патриархии по зарубежным учреждениям архиепископ Егорьевский Марк, президент Союза архитекторов России Андрей Боков, представители Русской православной церкви, мэрии и общественности Парижа. Председатель жюри ― управляющий делами президента РФ Владимир Кожин.

Здание Meteo France (1948) на набережной Бранли, предназначенное под сно Источник http://archi.ru

тобы французам понравилось

В настоящий момент архитекторы-победители и члены жюри находятся в Париже, но GZT .RU удалось связаться с одним из руководителей бюро «Арх групп» Михаилом Крымовым. По его словам, при разработке проекта им нужно было учесть традиционную стилистику, в которой должны строиться православные храмы, и помнить о том, что в центре Парижа храм типичного вида просто так не поставишь. «Нужно понимать, что это не просто отдельный храм, это большой культурный комплекс, в который входит и жилая часть, и общественная, и ядро в виде храма: он объединяет традиции православной и современной архитектуры. Мы должны были представить такой проект, который бы понравился парижанам»,— рассказал GZT .RU Михаил Крымов.

Над храмом покров превращается в белоснежные барабаны, увенчанные стеклянными куполами. Ночью купола светятся изнутри золотистым светом. Легкое единое покрытие над всем комплексом создает образ современного храма, объединяющий сад с религиозными и культурными составляющими комплекса Источник http://www.arx-group.ru

По мнению Михаила Крымова, нет ничего странного в том, что Русский культурный православный центр будет находиться неподалеку от Эйфелевой башни. «Это здорово и с культурной, и с духовной точки зрения, как и сам факт, что представительство русской культуры в Европе будет находиться в географическом центре Европы»,— сказал архитектор. Как говорит Михаил Крымов, в дальнейшем в проект и в ТЗ еще будут вноситься различные изменения и усовершенствования, но основная идея меняться не будет. В то же время окончательная сумма строительства пока непонятна: в настоящее время архитекторы консультируются с французскими инженерами, которые подскажут, во что обойдется реализация достаточно сложных в исполнении архитектурных решений Мануэля Яновского и «Арх Групп».

Русские в Париже Русские архитекторы уже не первый раз возводят экспериментальные сооружения рядом с Эйфелевой башней. Замечательный успех Русского павильона на Парижской всемирной выставке 1900 года был связан с созданием архитектурного ансамбля в ярком стиле «русского модерна», великолепно соединявшим новаторство с древними традициями церковного зодчества. Тогда власти Парижа предоставили архитекторам и художникам из России полную свободу творчества и не пожалели. Появление на берегах Сены, невдалеке от Эйфелевой башни, знаменитой «Русской деревни» стало триумфальным началом русско-французского культурного сближения. Через несколько лет «Русские Сезоны в Париже» получили всемирную известность и составили славу Франции и России.

Сам Мануэль Яновский, как сообщает РИА «Новости», рассказал, что победившие в конкурсе архитекторы намерены построить на набережной Бранли храм в привезенном из России белом камне, а в Троицком саду вокруг воссоздать атмосферу сада живописца Клода Моне в Живерни, который является для французов романтическим символом, а знакомые французам растения из этого сада выгодно отразятся на образе всего комплекса. Он добавил, что при проектировании сада архитекторы вдохновились идеей праздника Святой Троицы, связанного с культом растительного мира. По словам Яновского, создание одного лишь сада может обойтись в сумму около 5 млн евро.

Пятиглавый храм архитекторы намерены строить из российского камня. «Парижское здание— культурный центр, административные постройки— будет сделано в парижском камне, а церковь, храм мы хотим сделать белокаменным. Я лично считаю, что мы попросим посла России помочь нам в этом, погрузить белый камень и привезти нам сюда для строительства»,— заявил архитектор. Весь участок, начиная от храма на набережной Бранли и заканчивая культурным центром и другими постройками, будет венчать стеклянное «покрывало». «Это будет самомоющееся стекло, по нему будет течь вода, нагреваемая под солнцем. Будет тепловая система, которая создаст термический комфорт в храме и в гражданских заведениях комплекса и будет охлаждать кровлю летом»,— сказал автор проекта. По предварительным оценкам, стеклянное «покрывало» будет стоить около 7 млн евро.

Традиционный лаконичный православный храм интегрирован в объем современного культурного комплекса. Участок представляет собой сад, в центре которого стоит храм. Парящий стеклянный покров, стоимость которого оценили в 7 млн евро, объединяет объем храма, культурный центр, существующее административное здание и большой сад, занимающий почти весь наземный уровень комплекса Источник http://www.arx-group.ru

ультура за миллионы

В мае 2010 года, когда управлением делами президента был приобретен участок, стоимость купленной земли также не раскрывалась . По приблизительной оценке, цена участка составляет от 50 млн евро, сообщил тогда GZT .RU Игорь Индриксонс, директор департамента инвестиций в зарубежную недвижимость IntermarkSavills. Что касается стоимости строительства российского культурно-духовного центра, то оно, по словам посла РФ во Франции Александра Орлова, может обойтись в 20–30 млн евро . «Если конкурс организован и финансируется российским государством, то само строительство будет финансироваться за счет меценатов»,— уточнил он. Однако Орлов затрудняется назвать точную стоимость строительства, поскольку это будет зависеть от конкретного проекта. «Известна общая площадь, общие объемы строительства, и мы можем сделать некоторые подсчеты. Я думаю, что этот ансамбль обойдется в 20–30 млн евро»,— заявил Орлов.

«Архитекторы Михаил Филиппов (Россия) и Владимир Митрофанов (Франция) предложили эскиз храма в стиле русского классицизма. Поднятый будто на холм славы, с восходящими лестницами, четырьмя портиками, колоннами и высоким позолоченным центральным куполом этот миниатюрный собор упрямо тянется ввысь у подножия Эйфелевой башни. Он кажется случайным в этом месте, но его вертикальная доминанта украсила бы любой провинциальный русский город», — комментируют искусствоведы. Источник http://www.udprf.ru

Атмосфера таинственности и непонятных разборок окружала данный проект вплоть до оглашения результатов конкурса. С возможным нестандартным видом будущего культурного комплекса в какой-то мере смирились и сами представители РПЦ, по крайней мере, в лице руководителя управления Московской патриархии по зарубежным учреждениям архиепископа Егорьевского Марка , который предположил , что «исключительно традиционный подход к архитектуре храма вряд ли победит». «Храм православный, но парижанам хочется, чтобы он стал достопримечательностью города и не был похож на сотни других православных храмов,— сообщил архиепископ.— Поэтому предпочтение может быть отдано проекту, где будет синтез традиций и облика современного Парижа, русский храм, „причесанный» на французский манер».

Устами русско-французских искусствоведов «Скорее, созданный по сиюминутной европейской моде православный храм будет вызывать смех, как и вид „причесанного на французский манер» русского епископа. Да и нужно ли „причесывать» храм „под автовокзал», „под торгово-развлекательный центр» или „под дорожный ресторан»? При всем уважении к профессионализму франко-русского коллектива архитекторов Sade— Arch Group, следует отметить полное отсутствие у них опыта возведения каких-либо зданий религиозного назначения. И если данный проект будет все-таки одобрен жюри, будущим хозяевам центра— „места встречи русской общины» и „знакомства французов с русской культурой и православной службой»— придется долго и замысловато объяснять своим гостям смысл диковинного сооружения, имеющего так мало общего с тысячелетней верой и культурой России»,— считают Валерий Байдин и Татьяна Горичева .

Позже слова архиепископа не раз были с иронией процитированы. Так, по мнению Валерия Байдина, доктора русской филологии, историка культуры из Нормандии и писателя и философа Татьяны Горичевой (Париж), привлекают внимание и более традиционные и классические проекты архитекторов Михаила Филиппова (Россия) и Владимира Митрофанова и архитектурной группы Елены Ленок (Россия), хотя эти проекты искусствоведы и предлагали в случае победы подвергнуть значительной доработке. А проект будущих победителей был подвергнут критике за «странную, эпатирующую и сбивающую с толку постмодернистскую экзотику» и надоевший «хай-тек», а также за то, что конкурс был проведен в «такой бессмысленной спешке» и для второго этапа конкурса был отведен всего месяц— до оглашения результатов 17 марта 2011 года.

«Архитектурная группа под руководством Елены Ленок (Россия) избрала прообразами знаменитые соборы Московского Кремля, но снабдила свой проект резными белокаменными фасадами, будто взятыми напрокат у владимиро-суздальских церквей XII столетия и «пятериком» слегка грузных, «дутых» куполов, более характерных для никоновской эстетики XVII века. Обильная «варварская» позолота чересчур агрессивна для сдержанной цветовой гаммы Парижа», — считают эксперты Источник http://archi.ru

екретная операция, или нет муляжам

Также в СМИ публиковались высказывания о том, что организаторами конкурса вокруг своей работы был создан «почти полный информационный вакуум, и все напоминало секретную операцию», а сам «проект, который уже все называют „стекляшкой» , был одобрен Путиным, Медведевым, Саркози и мэром Парижа Деланоэ, а потому протестовать бессмысленно, ибо вопрос решен», говорится на сайте продюсерского центра-студии «Третий Рим».

Тем не менее, как прокомментировал GZT .RU итоги конкурса архитектор, член президиума экспертно-консультационного общественного совета при главном архитекторе Москвы Алексей Клименко, оглашенные итоги конкурса дают надежду на то, что русские архитекторы еще могут показать, что способность к креативу еще не совсем отлетела от нашей страны, несмотря на все политические процессы, за которые Россию сегодня принято критиковать за рубежом, да и внутри страны.

«Михаил Крымов— очень способный архитектор. Это внук Эфроса, сын знаменитого театрального художника и режиссера Дмитрия Крымова и внук гениального театроведа Натальи Крымовой. Он очень способный человек и способен предлагать нетривиальные, оригинальные и дерзкие решения. Это очень хорошо, так как дает нам надежду на то, что предложенные ими в Париже решения не станут тоскливыми и унылыми копиями или муляжами того, что было когда-то. Важно лишь, чтобы окончательную оценку проекту дали члены независимого и открытого международного жюри, чтобы сущность каждого из них была понятна»,— заявил GZT .RU Алексей Клименко, подвергший критике уровень компетенции многих чиновников из конкурсного парижского жюри.

См. также: