Вершителям правосудия закон не писан



• Суббота 25 июля 2009

Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области тоже хочет отклониться от установленных параметров застройки — и по высоте, и по допустимым отступам от границ участка. Пикантности этой ситуации добавляет то обстоятельство, что на общественные слушания представители интересов вершителей правосудия представили проект нового судейского комплекса, выполненный по уже не действующим нормативам.

Намеки на прямую связь между качеством отправляемого правосудия и условиями работы служителей Фемиды — любимый аргумент, к которому не в первый раз прибегают судейские, желая получить новое здание.

В начале 1990-х региональный Арбитражный суд работал в скромном доме на Большой Морской, 30. Через десятилетие эти стены уже не устраивали, суд переехал в дом на Суворовском пр.,52. Во дворе здания (используемого совместно с Главным управлением внутренних дел по СПб и области) возвели пристройку, где разместился актовый зал, столовая, служебные кабинеты аппарата, вместе с ними на круг вышло 12,5 тыс. кв. м. Однако вскоре и это «королевство» показалось тесновато.

«У нас нарушены все санитарные нормы по рассадке сотрудников, — жаловалась журналистам председатель суда Светлана Изотова. — В результате мы не можем укомплектовать штатное расписание, и 99 судей вынуждены рассматривать по 8-9 дел ежедневно».

Стали искать новое место. При всем обилии нуждающихся в реновации территорий в исторических районах, удовлетворились только «самым лучшим в центре» (по определению госпожи Изотовой), по всем статьям подходящим Арбитражному суду – подле Смольного монастыря, с выходом на Неву (ул. Смольного,6). По мнению экспертов Градостроительного совета, участок площадью около 4000 кв. м совершенно не подходил для удовлетворения заявленных амбициозных пожеланий – с комфортом разместить 150 судей, зону для их же «социально-психологической реабилитации», архив, библиотеку, 50 залов для заседаний, служебный паркинг.

Втиснуть все это в небольшое, но очень ответственное пространство (с одной стороны – Смольный собор, с другой – набережная Невы, с третьей – объект культурного наследия «Богадельня в память бракосочетания великой княгини Ксении Александровны») изначально представлялось почти невыполнимой задачей. Решить ее можно было только за счет ущемления интересов охраны наследия и практически полного уничтожения имеющегося на территории зеленого массива.

Но ни то, ни другое руководство Арбитражного суда не смутило.

Когда первый вариант проекта (архитектурная мастерская Никиты Явейна «Студия-44») рассматривался на Градостроительном совете, рецензент Святослав Гайкович заявил, что на тотальную вырубку придется пойти, «склоняя голову перед нуждами общества».

В качестве оправдания масштабного нового строительства подле Смольного собора прибегли к еще одному сомнительному аргументу: рядом скоро появится уже согласованный комплекс «Смольный квартал» (группа жилых и офисных зданий высотой до 9 этажей – корпорация «Возрождение Санкт-Петербурга», проект мастерской Юрия Земцова). Ну, а раз все равно вид будет испорчен, чего тут спорить.

Еще на Градсовете-2009 г. было отмечено: места для размещения автомобилей посетителей нет (только для сотни служебных машин суда).

А с общественным транспортом тут плохо, метро далеко.

Но архитекторы сошлись на том, что это-де «забота дорожников и городских властей».

Отмеченную Юрием Земцовым чрезмерную плотность проектируемой застройки Никита Явейн объяснил требованиями заказчика.

За скобками осталась и всем понятная «особость» клиента, который считает возможным втиснуть сюда здание с общей площадью помещений 30,5 тыс. кв. м. При том, что, по расчетам Земцова, «на ней с трудом можно было бы построить 23-24 тыс. кв м – если учитывать все существующие ограничения».

Но, видимо, Арбитражный суд может позволить себе с установленными законом ограничениями и не считаться.

Если в прошлом году на Градостроительный совет выносился проект объекта высотой до 23,5 м по карнизу, то на последних общественных слушаниях было заявлено уже 27 м. Оно и не удивительно, аппетиты заказчика за год выросли – теперь хотят здание площадью 50 тыс. кв. м. Вширь идти некуда, полезли в высоту.

Объясняется увеличение запросов, разумеется, исключительно заботой о комфорте рядовых граждан, посетителей. К слушаниям не были представлены ни результаты экспертизы, демонстрирующей влияние на охраняемые панорамы объекта высотой 27 м, ни документы, обосновывающие правомерность нового строительства в охранной зоне Смольного монастыря – где, как напомнила представитель КГИОП Марина Фомина, таковое запрещено.

Кроме того, заказчик представил на слушания документы, утратившие силу с принятием закона о ПЗЗ, не действующий градплан, отмененный как класс Временный регламент застройки.

Среди прочего было продемонстрировано согласование главного архитектора Юрия Митюрева, одобрившего архитектурно-планировочное решение здания высотой 27 м с локальными повышениями до 28 м. До кучи – заявка с просьбой разрешить поставить объект на «красной линии» по Неве и пренебречь положенными отступами от границ участка на 8-10 м, распространив застройку до примыкания к соседним участкам. Примечательно, что на Градостроительном совете годичной давности господин Митюрев особо настаивал на ликвидации предложенного выступа за красные линии (на 2,5-4 м), призывая вообще «поджать» объект.

— Лично для меня самый неприятный момент в восприятии ткани города возникает, если из створа улицы выступает какое-то здание.

Я думаю, это неправильно. Тем более что с градостроительной точки зрения в данном случае существует возможность убрать этот объем вглубь комплекса, — заявлял главный архитектор Петербурга.

Градостроительный совет рекомендовал тогда проект откорректировать с учетом высказанных замечаний и рекомендаций. Откорректировали, похоже, руководствуясь соображениями от противного: вместо того, чтобы «поджаться», отжались по полной.

У эксперта Совета Петербургского ВООПИиК Людмилы Семыкиной возник резонный вопрос: каким образом КГА (как следует из сводного заключения) «не заметил» вопиющих несоответствий закону, объявив соответствующим нормативам все параметры, кроме отступов от границ участка?

Но ответа не последовало – слушания поспешили объявить оконченными. По принятому в прошлом году закону о границах охранных зон выбранная под новое здание регионального Арбитражного суда территория не подлежит предложенной заказчиком застройке.

Но его представители отсылают к принятому до того, а именно в 2008 г. Постановлению Правительства РФ (в его юрисдикции утверждение размещения судов) о проектировании и строительстве по адресу ул. Смольного, 6. Однако и на тот момент принятое решение входило в противоречие с федеральным законом № 73 от 2002 г., запрещающим новое строительство в зонах охраны памятников (в данном случае речь идет о комплексе Смольного монастыря).

Вам – везде! Удовлетворение судейских нужд любым путем становится, похоже, уже обычным делом.

Как в известной байке о товарище Громыко в Польше, когда на его вопрос – где тут можно отлить?

– последовал ответ: «Вам – везде! «. Так, вопреки запрету на новое строительство в объединенной охранной зоне, согласовали возведение здания для Федерального Арбитражного суда.

Его сооружение стало обязанностью инвестора, из года в год срывавшего установленные сроки на реконструкцию под отель дома 5 по Почтамтской улице (выявленный объект культурного наследия, XVIII в.). Первоначальные разрешения на реконструкцию выдавалось еще в 1995 г., трижды пролонгировалось уже при губернаторе Матвиенко. Постановлением городского правительства от 17 июля 2007 г. срок сдачи объекта был в очередной раз продлен, с попутным изменением условий – взамен части денежных средств, подлежащих перечислению в бюджет Санкт-Петербурга на развитие городской инфраструктуры инвестору предписали осуществить за счет собственных средств строительство здания Федерального арбитражного суда на ул. Якубовича, 6 (литеры Б, В). У этого здания с домом 5 по Почтамтской общие дворы.

Сложившаяся здесь историческая застройка – одно-двухэтажная, выше нее не могут быть новые строения (если появление таковых в принципе признается возможным – когда речь идет о задачах регенерации исторической среды).

Но сооружается под видом «реконструкции» гостиничный корпус высотой 28 м (6 этажей). Обращенная к ул. Якубовича сторона – сплошь остекленная.

Этот срам якобы и призвано было «прикрыть» здание суда.

Предложенное архитектурное решение (проект ЗАО «Альменда», архитектор Михаил Соснило) дважды отверг Градостроительный совет. После чего — как сообщал Михаил Золотоносов со ссылкой на секретаря Градостроительного совета, — тогдашний глава КГА Александр Викторов втихую проект подписал.

Высота административного сооружения для судей составит 25 м, то есть оно почти втрое превысит двухэтажный дом 6 по ул. Якубовича (служебный корпус дворца А. А.Безбородко, арх. Дж. Кваренги). Таким образом, новое здание Федерального Арбитражного суда внесет свой вклад в разрушение облика Исаакиевской площади, продолжив начатое отелем «Ренессанс».

Разница между двумя варварами только в одном – купол гостиницы является самостроем (возведен без согласования КГИОП), ну а у судей формально все разрешения в наличии, хоть и выданы они противоправно.

По соседству еще одно зримое свидетельство «прогибания» закона под нужды вершителей правосудия – здание Сената, реконструированное на вкус Управделами Президента РФ для Конституционного Суда (при том, что в отношении памятника допустима только реставрация).

По оценкам заместителя директора института «Спецпроектреставрация» Михаила Мильчика, большая часть интерьеров Сената и Синода теперь едва ли может относиться к объектам культурного наследия – настолько колоссален объем новодела. Как рассказывал эксперт на форуме «Архитектурный диалог-2008», по требованию заказчика все комнаты судей должны были приобрести абсолютно одинаковый вид. Требование распространялось не только на отделку и мебель, но и роспись на стенах, которая выполнялась поверх исторической штукатурки – и это при том, что в здании сохранялась к тому моменту историческая настенная живопись.

На обоих зданиях были демонтированы и утилизированы подлинные оконные заполнения и лестницы (сохранили только несколько лестничных конструкций, печи и камины).

О том, как осуществлялась «реставрация» Сената, простодушно поведал журналу «Строительство и городское хозяйство» глава дирекции по строительству и реконструкции объектов в СЗФО Управления делами президента Николай Таскин: «…К примеру, не во всех исторических помещениях была живопись на потолке.

Там, где ее не было, она появилась.

Где-то наклеили репринты, где-то сделали современную живопись с сохранением исторического стиля…». Сооружение коттеджного поселка для судей КС на Крестовском острове стало еще одной циничной демонстрацией того, кому у нас закон не писан.

Высвобождая площадку для будущего закрытого городка, выселили единственный на острове ясли-сад и детский дом для детей с отклонениями в развитии, снесли выявленный объект культурного наследия (Эсперова ул., 7), задним числом лишив его охранного статуса и начав разрушать до получения санкции на снос. Позорная история с издевательским судебным процессом, когда 63-летнему военному пенсионеру Валерию Рагозину, собственнику квартиры в снесенном доме и части земельного участка под ним определили «компенсацию» в виде надела шириной 1,8 и длиной 25м, вдоль забора судейского поселка.

Забор этот, в нарушение ст.6 Водного кодекса РФ, поставили прямо до уреза воды, перекрыв простым смертным выход к реке и лишив их законной возможности находиться на территории общего пользования.

Но когда речь идет о покое и комфорте служителей высшей судебной инстанции государства, кто станет вспоминать о кодексе?..

См. также:

Категория: Предприятия